В театре «Наш дом» побывал ревизор из…

В театре «Наш дом» побывал ревизор из Москвы

Во вторник озерчане увидели постановку «Ревизора» Николая Васильевича Гоголя, в исполнении актеров Театра на Малой Бронной. Перед началом спектакля в фойе театра «Наш дом» было многолюдно. За лето горожане успели соскучиться по театру, по его особенному духу,...

Подробнее »

В «Нашем доме» начинается чудесный сезон

В «Нашем доме» начинается чудесный сезон

С каким настроением входит театр драмы и комедии в юбилейный, семидесятый, творческий сезон, какие планы ждут своего воплощения, каких сюрпризов ожидать озёрским поклонникам Мельпомены? Об этом и не только рассказал в интервью Озёрск.ру директор Озёрского...

Подробнее »

Дружба длинною в жизнь

Дружба длинною в жизнь

В рамках юбилейного сезона мы продолжаем рубрику «Люди театра». 10 сентября свой юбилей отмечает Заслуженная артистка Российской Федерации Шибакина Елена Викторовна.

Подробнее »

Театр драмы и комедии «Наш дом» готовится…

Театр драмы и комедии «Наш дом» готовится к открытию юбилейного сезона

Каждый юбилей – это всегда повод вспомнить историю. У озерского театра она началась в январе 1948 года, когда был издан приказ о назначении директора и главного режиссёра.  Следует отметить, что в системе закрытых городов атомной отрасли...

Подробнее »

Начинается прием заявок на «Ночь в театре»

Начинается прием заявок на «Ночь в театре»

Озерский театр драмы и комедии «Наш Дом» в ночь с 25 на 26 ноября проводит восьмой Фестиваль экспериментальных театральных форм «Ночь в театре». В Фестивале могут принять участие профессиональные российские театры, а также студенты выпускных...

Подробнее »

kassa

Обсуждение спектакля «Птица Феникс возвращается домой» в Ирбите

09 26 Feniks v IrbiteОбсуждение спектакля «Птица Феникс возвращается домой» в Ирбите, на I межрегиональном театральном фестивале «Зазеркалье».

Алексей Вдовин, драматург, журналист, креативный директор агентства «Культурный PR»:
Первым делом надо сказать спасибо организаторам, что так прекрасно открыли фестиваль. Полный зал детей, которые очень хорошо откликались на спектакль, а в финале аплодисменты, крики браво – это дорогого стоит. Первое, что я подумал после спектакля: «Воробушка жалко».
Появляется в самом начале такой прекрасный Воробей, с шикарной пластикой, такой узнаваемый, в замечательном костюме, с совершенно понятной интенцией, понятным отношением к героине. И то, что в конце его нет (я понимаю, что и у автора его в конце нет), это очень жалко. Воробушек очень хороший.
Замечательные костюмы, очень стильные, точные, так хорошо подобраны детали. Очень важно, когда перетекает одно из другого: вот, например, есть пара Фениксов, у которых понятен общий элемент в костюме. И тут появляется Орел, который тоже что-то имеет от Феникса в костюме, и в то же время он свой, самостоятельный. Все это такие интересные игры, за которыми очень интересно визуально наблюдать. И соответственно все пары так же точно подобраны. Очень точные характеры, в этом своя история прочитывается.

По центральной паре (Тосе и Фениксу): понятно, что и у автора, в общем-то, не так уж много для них сказано. В основном все их отношения идут через текст, не так много возможностей сыграть какие-то ключевые вещи. Почему Феникс так с самого начала реагирует на Тосю? Почему потом забывает о своих планах и пускается во все тяжкие? И почему, в конце концов, с Тосей происходит такая перемена? Вот эти акценты как-то немножко проваливаются. То есть, даже не то, чтобы совсем проваливаются, но они как-то не сильно отмечены.
Понятно, что вся эта история сейчас больше понятна для взрослых, чем для детей. Хотя в идеале это, наверное, совместный просмотр взрослых и родителей, когда они вместе смотрят и потом, уже после спектакля в разговоре какие-то вещи обсуждают.
Всегда здорово когда присутствует живой ансамбль на сцене. Мне сначала было не совсем понятно, почему в московской истории на сцене играет группа этакую разухабистую, ярмарочную тему, а потом парижский акцент, лондонский акцент отрабатывается всего лишь фонограммой? Почему бы не сыграть и это ансамблю? Ну, может быть, тут срабатывает какая-то чужая страна, чужая музыка – тогда бог с ним, пускай звучит фонограмма... Если бы была возможность сыграть все вживую, то было бы, по-моему, это еще лучше. Но это не нам решать, в принципе оправдано, что звучит фонограммная музыка.
По реакции зала, я думаю, очень хорошо было видно те места, когда дети начинали отвлекаться – начинался легкий шорох в зале. Я там таких два или три места отметил. Сцена чуть провисала где-то на диалогах. Ну а в целом, дети были очень хороши, и по ним было видно, что все идет туда, куда надо.
А вот был бы здесь автор, я бы ей сказал: «Ну что ж ты, Ярослава, почему это у нас в стране все так плохо, и Москва-то у нас такая ужасная, страшная, а вот как уехали за границу, так там везде яркий праздник».

 

Наталья Киселева, завлит Екатеринбургского театра юного зрителя, представитель секция критики СО СТД РФ (ВТО):
Я второй раз вижу спектакль. Хочу поблагодарить вас за то, что, несмотря на отпускной перерыв и сложные условия неродной площадки, спектакль хорошо держится. Актерски, внутренне он цельный и живой, вот за это вам огромное спасибо.
С чего начинается спектакль? С пьесы, и в отношении Ярославы Пулинович, и конкретно этой пьесы «Птица Феникс возвращается домой» для меня есть очень странная вещь… Я ненавижу наивных людей, вообще, в принципе, но Ярослава со своей наивностью, в том числе и наивностью в драматургии, делает странный для меня парадокс. Потому что вдруг это становится каким-то таким невероятно очаровательным и невероятно притягивающим. Более того, Катя Гороховская, как режиссер, тоже идет вслед за Ярославой. Она также ставит очень наивную историю, и ты понимаешь, что у нас в мире вот эта наивность сейчас уходит…
Вся эта история устроена для подростков – сейчас эта аудитория вообще забыта. У нас в театрах идут сначала сказки для детей, потом высокое искусство для взрослых, а вот с 10 до 15 лет – абсолютно забытая, заброшенная публика. Для них ничего не пишут, для них боятся ставить. Я, например, помню (правда было в 90-х годах, время было тогда жестковатое, но тем не менее), Анатолий Праудин говорил, что когда эта аудитория приходит в театр, надо вызывать спецназ. Потому что им в этом возрасте ничего не интересно, и они начинают такое... У нас в ТЮЗе были истории, когда останавливали спектакль просто потому, что такие подростки начинали курить и пить водку в зале. Но это были 90-е годы, сейчас, конечно, время немножко поприятнее. Но смысл в том, что подростки – это очень заброшенный для театра возраст. Для него, к сожалению, и драматургии нет, и что с ними делать непонятно. И мы их вообще уже потеряли, не знаем чем они живут, и что они делают, и что может им быть интересно.
И, в то же время, такой вот странный парадокс – отроческий возраст, когда они так хотят быть очень-очень сильно взрослыми, но при этом остаются все такими же наивными. Они все равно, несмотря на какую-то внешнюю жесткость, внутри абсолютные идеалисты! Поэтому, как ни странно, вот эта Ярославина пьеса, несмотря на свою наивность, действительно их держит. Она оказывается им близка!
А Катя Гороховская, идя вслед за Ярославой, ведет какой-то свой режиссерский поиск некой наивности. Она намеренно не хочет жестко выстраивать спектакль, для нее, в первую очередь, важна в спектакле искренность. И поэтому, например, можно упрекать Юлию Баканову (Тосю) в недостаточном развитии роли, но там важнее другое. Мне важнее то, что она абсолютно искренна! И ребята в нее влюбляются, они в нее верят. Вот сегодня на спектакле взаимоотношения Тоси и Феникса действительно немножко съелись. И вот про то, что говорил Алексей (про шуршание в зале), да, к сожалению, оно возникало в очень важных моментах. В моментах, когда говорится о ваших взаимоотношениях, причем не только Евгения Гуралевича и Юлии Бакановой, но и, в том числе, уже и пары Фениксов тоже.
То есть когда даются… к сожалению, когда это только текстово дается… но это уже проблема автора пьесы, и, может быть, не совсем та проблема, которую смогла решить Катя Гороховская, как режиссер, потому что важные моменты решаются не драматургически, а текстово. Они немножко проседают, и тогда происходит шуршание в зале, и как-то все это не выходит…
А то что касается очень многих других… Воробью уже сказали свои комплименты, я к ним абсолютно присоединяюсь. Но я могу сказать много комплиментов и про других замечательных животных. При этом есть один момент – Ягель и Шустрый. Все здорово, я вижу, что они уже полюбили эти роли и начинают импровизировать. Но все же давайте импровизировать аккуратненько. Внутренний цензор должен существовать.
Бывали такие моменты, и наверно это все-таки относится к попугаям – Лорка, Маркес. Такие они очаровательные, замечательные, но немножко за внешним рисунком уходит внутренний смысл ваших отношений. Как-то немножко вы внешне заигрываетесь, хотя это безумно очаровательно. Но в какой-то момент за всем этим очарованием наступает, я не скажу, что вот прямо суровая скука, но легка скука проскальзывает. То есть как-то внутренне вам немножко поработать. Немножко вы уходите во внешнее, хотя делаете это очень здорово, очень интересно.
Мне очень нравится здесь конечно же оркестр. Для меня оркестр становится таким очень важным действующим лицом и важным двигателем во всей этой истории. Тем более, что они хорошо взаимодействуют и с главными персонажами, и не только с ними. Причем видно, что это выстроено, и ты видишь логику этого взаимодействия. Но иногда эта логика все равно нарушается, и я не могу понять почему, хотя второй раз смотрю спектакль... Либо это режиссер не до конца выстроил, либо вы сами как-то в чем-то теряетесь. Но все равно мне кажется, что это очень важно.
По жанру сказка для детей и взрослых, но для меня эта сказка все равно больше для детей. Я очень люблю такие детские спектакли. Конечно, при постановке детского спектакля надо учитывать многое, но должны мы быть и немного выше этого. Не люблю этаких однолобых детский спектаклей. Они должны быть многослойные, нельзя заигрывать с детьми, тем более сейчас, после всем известного сейчас постановления (+6, +12, +18). Я надеюсь, что у вас в городе нормальная власть и культура, что никто не будет препятствовать вашему спектаклю, потому что (смеется) склонность к бродячей жизни здесь есть. Думаю, что они там сами еще не определились еще с этим законом. Если что, зовите, будем отстаивать. Этот закон меня вообще очень пугает, потому что пытается таким образом создать какие-то тепличные условия, а дети выходят на улицу и видят все остальное. Это не запретить! Мне очень интересен и важен этот спектакль именно своей открытостью и прежде всего искренностью. Лучше наивная искренность, чем жесткое менторство, которое, к сожалению, очень часто бывает в подростковой аудитории, и в театре в том числе. Спасибо вам большое за спектакль.

Ксения Кузнецова, доцент каф. Актерского м-ва ВГИК им. С. А. Герасимова, преподаватель акт. м-ва и сценич. речи:
Я не критик. Работаю с актером, про актеров, под актеров и сама как актриса работала, поэтому даже и не знаю о чем с вами разговаривать. Была бы здесь Ярослава Пулинович или режиссер... Потому что я прекрасно понимаю, какое количество вам надо компенсировать из того, что не выведено в драматургии, не простроено режиссерски.
Поэтому я просто наслаждалась. Мне спектакль очень понравился, это очень хорошее начало для фестиваля. Я смотрела он начала до конца, мне было интересно понять саму историю. Все узнаваемо, все считываются, все живые.
Обращаясь Юле Бакановой: Спасибо тебе огромное, что не получилась этакая примитивная дурочка, которая просто рвется в Москву.
Есть взаимоотношения между всеми. Между попугаями – есть. Выходит парочка Ягель и Шустрый – есть. Между Фениксом и Тосей тоже есть, хотя и нет драматургического понимания – что с Тосей произошло? Откуда вдруг появилось такое дикое желание лететь? Откуда любовь? Почему она хочет домой? И почему пропал Воробей??? В общем, все мои вопросы к драматургии, а вы настолько их уже сглаживаете и сами собой наполняете, что я как-то даже и смирилась с тем, что Воробей пропал.
А Воробей шикарный. Замечательный, такой точный. За два штриха! Я, поскольку преподаю в театральной школе давным-давно, то просто сфотографировала бы его или сняла на пленку, и показывала студентам: Вот что такое работа над образом, и как можно в два шага показать настоящего Воробья, у которого есть сердце, душа и который уже влюблен, и ничего не может с этим сделать. Оркестр волшебный.
Обращаясь к к Дине Азимовой: Смотришься замечательно, вся эстетика спектакля началась с тебя, спасибо тебе за это. Но, при наличии такого чудесного оркестра, меня немножко смутил закадровый голос, как будто из небытия. Мне показалось, что это какая-то отдельная история. Я не поняла, кто это со мной разговаривает? Откуда?
Отдельные сцены есть замечательные. Например, сцена в опере – я считаю, что это шедевр. Хотя и немножко так отдельно вставленный. А после возникает сцена, где мы садимся на табуреточку и начинаем разговаривать. Эти сцены между собой не уравновешиваются по выразительным средствам. Ну, все, не буду дальше лезть, это к вам не имеет отношения. Вам спасибо большое. Актерский ансамблевый спектакль, мне кажется он для вас будет удовольствием. Играйте его, пожалуйста, играйте. Вы не представляете, как нужны такие спектакли! Их очень мало. В Москву привозите, она не такая страшная, как у вас тут в спектакле показана. Там бы ее с удовольствием посмотрели. Спасибо!  

Отзывы   

 
0 #1 Анастасия 28.09.2012 21:36
К отзыву Натальи Киселевой. Странно как может завлит детского театра ненавидеть наивных людей. Звучит дико и странно.http:// www.mityai4.ru/ 2011/10/29/.Опи раясь на мнение автора, ненависть относится ко всем людям, так что ли? Уважаемые,то что произносится, иногда кажется звучит "обычно", а на самом деле пугающе. И это в речи у людей происходит очень часто. Жаль, что формирование негативных мыслеобразов занимает очень много места в человеческой речи.
Цитировать
 
 
0 #2 Любовь 28.09.2012 22:54
Выходит что быть лицемерным, лживым и корыстным человеком значит быть НОРМАЛЬНЫМ?
Нонсенс...
Цитировать
 
 
+1 #3 Юля 02.10.2012 21:43
Не стоит столь категорично относиться к обсуждению "по горячим следам", то есть сразу после спектакля. Опасность подобных расшифровок в том, что при живом разговоре мы видим лицо и улыбку говорящего, а в расшифрованном тексте это исчезает "за кадром" и тогда слово "ненавижу" действительно может выглядеть пугающе. Поверьте, дорогие Любовь и Анастасия, что Наталья Киселева придавала своим словам на самом деле несколько другую окраску. В ее словах, если вы заметили, на самом деле очень много доброжелательно сти и любви по отношению к детям. Вчитайтесь. ))
Цитировать
 

Добавить отзыв

Защитный код
Обновить

Комментарии

Мы ВКонтакте