Юбилей спектакля

Юбилей спектакля

В рамках юбилейного театрального сезона мы начинаем рубрику «Спектакли театра». 25 октября 1997 года состоялась премьера спектакля «Персидская сирень» по пьесе Николая Коляды. Режиссер-постановщик — Заслуженный деятель искусств Казахстана Николай Воложанин.

Подробнее »

Закулисье нового сезона

Закулисье нового сезона

В субботу, в рамках двенадцатичасового марафона «День в театре», прошла пресс-конференция, посвященная открытию 70-го юбилейного творческого сезона. На вопросы представителей СМИ ответили директор театра «Наш дом» Владимир Кулик и глава Озерского городского округа Евгений Щербаков.

Подробнее »

Обыкновенное чудо на новый лад

Обыкновенное чудо на новый лад

В субботу в театре «Наш дом» открылся 70-ый  юбилейный творческий сезон премьерой спектакля «Обыкновенное чудо» по пьесе Е. Шварца. Озерчане с нетерпением ждали премьеры, все билеты были распроданы за несколько дней до показа.

Подробнее »

Все начинается с любви

Все начинается с любви

7 октября Озерский театр драмы и комедии «Наш дом» откроет свой юбилейный 70-ый сезон премьерой спектакля по пьесе Евгения Шварца «Обыкновенное чудо».

Подробнее »

С пополнением, театр «Наш дом»!

С пополнением, театр «Наш дом»!

Просим любить и жаловать – новых актеров театра "Наш дом", выпускников ЕГТИ (мастерской В.И. Двормана) - ВАСИЛИЯ КАЗАНЦЕВА И АЛЕКСАНДРУ ЕЛЬЦОВУ.

Подробнее »

kassa

«Ночь в театре». Любовь, вместившая так много и так мало

11 30 noch 21Писать обзор события, с одной стороны, несложно, ведь ты, как правило, полон впечатлений, эмоций и желания поведать миру о том, что этот мир катастрофически пропустил, ну или просто не заметил. Но бывают события особого рода. Прошла уже почти неделя с того дня, когда я поехал на VII Озерский фестиваль экспериментальных театральных форм «Ночь в театре». И тут даже не знаешь, с чего начать. То ли с того, что увлечение театром доросло до поездок в другие города, то ли с того, что сам факт посещения закрытого города – далеко не рядовое событие, то ли, все-таки, с фестиваля.

Фестиваль проводится уже седьмой раз, и, безусловно, искушенные завсегдатаи начинают осторожно нащупывать тему «уже не тот», как это всегда бывает с большими, интересными мероприятиями, в организацию которых причастные люди вкладывают непомерное количество энергии. И очень радует, что голоса этих искушенных пока немногочисленны и тонут в потоке комплиментов и благодарностей организаторам и участникам фестиваля. Добавлю свою порцию комплиментов и я.

В этом году фестиваль был тематическим. Не знаю, что там раньше, но тут организаторы заявили: тема этой ночи – любовь. Тема вечная, тема театральная, но в какую сторону двигаться дальше? Будет ли продолжение тематическим ночам, и какое? Сколько еще найдется универсальных тем для драматургии? Помечтаем: конфликт, одиночество, смерть… Последнее, пожалуй, слишком мрачно для фестивальной концепции.

В отличие от других фестивалей, которые протяжно размазываются на неделю-месяц-полтора, этот пролетает за несколько часов. Хорошо ли это? И да, и нет. Плюсы – это насыщенность и атмосфера праздника, которую организаторы создают за счет интермедий в фойе и энтузиастов из числа зрителей. Отрицательный момент могу назвать только один – невозможность попасть на все площадки, так как работают они параллельно, и приходится вслепую выбирать, куда отправиться.

Для меня критерием выбора стала удаленность театра от Челябинска, исходя из того, что чем больше расстояние, тем меньше шансов увидеть эту труппу в родных для нее стенах. Поэтому – театр «Акт» из Казани и Драматический театр имени Мамина-Сибиряка из Нижнего Тагила.

Первое отделение

11 21 noch 11Театр «Акт» привез моноспектакль «Однажды мы все будем счастливы». Вообще, количество моноспектаклей на фестивале просто зашкаливало. С одной стороны, это понятно – проще вывезти одного человека, чем десятерых. С другой – когда одна из заявленных «экспериментальных» форм становится мэйнстримом, как-то не по себе, что ли… Просто, когда я открыл программу фестиваля, черновым критерием было – не ходить на моноспектакли. Но тогда просто выбора не оставалось. Пришлось менять концепцию.

Итак, в темном-темном зале, где пахнет ладаном и лежат поддоны, появляется героиня пьесы, она же - актриса и режиссер театра «Акт» Ангелина Мигранова. Лаконичный реквизит – большой чемодан, и минималистично черные одежды составляют метафору всего происходящего на сцене в течение часа. Героиня спектакля принесла зрителям все, что у нее есть – воспоминания о неказистой, полной непонимания жизни. Тяжелой и бессмысленной. После первых десяти минут непрекращающегося монолога кажется, что кульминация уже прошла, и сейчас будет ровное, ритмичное движение к финалу. Тянется и тянется история маленького человечка, льется и льется. Двадцать минут, тридцать, сорок… Нет, не все так думали, и многие вышли из зала в благородном восторге, не сдерживали эмоций, но признаюсь – меня не зацепило. Случись в зале Николай Алексеевич Некрасов, тот бы воскликнул свое бессмертное «Доля ты русская, долюшка женская!» - но не всем по нраву эта вечная тема. В финале все же пьеса оживает, героиня встает перед судьбоносным нравственным выбором и выбирает – себя? Да и выбирает ли?

Родион Сабиров, один из постановщиков спектакля, считает, что выбирает не столько героиня, сколько зритель. Да, зрителю в спектакле тоже предлагается сделать выбор, решить для себя, как относиться к финальному событию, как оценить то, что решила для себя эта девушка. И здесь весь процесс как будто отражается в зеркале – теперь не зрители пришли смотреть на актера, а актер и режиссер смотрят на зрителя, и наслаждаются моментом, наблюдают за мыслями, эмоциями и поступками тех, кто только что оценивал их работу. И от этой оценки зависит, наверное, не только восприятие спектакля, а восприятие зрителем собственной ценности: ведь через оценку действий другого оцениваешь и себя – а мог ли я оказаться в такой ситуации? А как бы я поступил? Кажется, этот элемент интерактивности и делает спектакль ценным. Превращает его из типичной истории социально неблагополучной персоны в личное откровение для каждого. «Тварь я дрожащая, или…» - Некрасов становится Достоевским. А героиня – счастлива, наконец. Но кто хочет для себя такого счастья?

Второе отделение

Во втором отделении фестиваля театр из Нижнего Тагила пошел другим путем, и превратил моноспектакль Жана Кокто «Человеческий голос» в многоголосье. Четыре актрисы подхватывают монолог друг у друга, жонглируют им, то шепчут, то кричат в пустоту телефонной бесконечности, где им отвечают только безымянные телефонистки и случайно подключившиеся к занятой линии посторонние абоненты. Интересными находками спектакля стала хореография на заднем плане, которую исполняет актер Александр Швендых, и свет, беспорядочно прыгающий по лицам актрис. Спектакль продолжается всего полчаса, и этого, как ни странно, вполне достаточно.

«Автор хотел бы, чтобы актриса производила впечатление человека, истекающего кровью, теряющего кровь при каждом движении, как раненое животное, и чтобы в конце пьесы комната казалась наполненной кровью», - пишет Жан Кокто в начале пьесы. К сожалению, при всем драматизме постановки и надрывности монологов, крови в этом не чувствовалось. Ощущалась некоторая усталость простых уральских женщин от виктимных отношений с безответственным мужчиной.

И были еще полчаса, от которых я почти ничего не ждал. Полчаса, которые неожиданно сделали этот вечер и стали главным открытием этой поездки. Актерское трио «Трое». Казалось бы, что можно выжать из классической бардовской концепции – трех голосов и гитары? Но этим прекрасным исполнителям удается внести новые оттенки даже в заезженные до зубного скрежета винтажные шлягеры. И успех даже не столько в форме исполнения, сколько в том, что актеры работают не на себя и не на абстрактно присутствующего во всех постановках автора – актеры здесь от первой до последней секунды работают на зрителя. «Это чтобы вам хорошо было», - улыбается перед началом выступления руководитель трио Владимир Азимов, и каждый понимает – да, будет хорошо. А чтобы не осталось сомнений в том, что выступление посвящено любви, в качестве вступления Владимир зачитывает какие-то безумные ритмические строки «3 300 128 000 человек». Зал был в таком восторге, что актерам пришлось выступить на бис, несмотря на жесткий регламент.

11 29 noch 39Финал

А потом был гала-концерт фестиваля, где можно было получить мимолетное представление о коллективах, выступавших на других площадках. Жаль, что вышли не все, но все, кто вышел, были бесподобны. Кажется, некоторые прыгнули выше головы, и это не метафора! Актерский капустник по форме, гала-концерт по содержанию и по емкости выступлений стал настоящей кульминацией фестиваля. Отдельно отмечу коллектив из Нижнего Тагила, которые после эксперимента в синих тонах на мансардном этаже театра показали что-то невероятное, соединив визуальный фейерверк (какие образы!) и сложные хореографические решения. Оказалось, что Нижний Тагил совсем не так прост, как подумалось мне после просмотра «Человеческого голоса». Неистовствовали и другие коллективы – ребята из мастерской А. Русинова Екатеринбургского государственного театрального института, танцевального проекта «Coda» и, естественно, хозяева площадки. Первой мыслью после окончания этой феерии было растерянное «как, уже все?» Буду надеяться, что далеко не все, и постараюсь каждый год возвращаться в это уютное здание в таком неуютном окружении – колючка, запретка, радиация… Продолжение следует!

Максим Новокшонов

Добавить отзыв

Защитный код
Обновить

Комментарии

Мы ВКонтакте