Детектор лжи

Детектор лжи

22 февраля в 19.00, в рамках проекта DramaClub, актеры прочитают пьесу Василия Сигарева «Детектор лжи».

Подробнее »

«Воображариум»: невозможное возможно

«Воображариум»: невозможное возможно

С первых минут зрители унеслись в мир волшебных образов, сказочных превращений. Извечный спор добра и зла, светлых и темных сил. Тонкая грань, разделяющая реальность и вымысел, переступив которую оказываешься в мире фантазий, иллюзий. Неожиданные повороты действия,...

Подробнее »

Поздравляем юбиляра

Поздравляем юбиляра

В рамках юбилейного сезона театр продолжает рубрику «Люди театра». 3 февраля: свое 70-летие празднует ведущий артист театра драмы и комедии «Наш дом» Анатолий Иванович Мищенко.

Подробнее »
Пред След

Смотрите в ближайшие выходные

Полоумный Журден

Влюбленная парочка мечтает пожениться. Ополоумевший на идее дворянства папочка чинит препятствия. Забытая им жена хватается за голову при виде того, как разбазаривается семейный капитал, а группа учителей... Подробнее »

Смотрите в ближайшие выходные

Убийца

В нем свои законы. Жестокие законы. Все как в жизни, которая так похожа на театр. Все роли давно поделены, самые безбашенные правят миром, а тебе, если назначено... Подробнее »

Смотрите в ближайшие выходные

Персидская сирень

… Герои встречаются на почте во время обеденного перерыва. Нелепая, закаленная в жизненных бурях тетка с душой молоденькой девушки написала письмо по объявлению. И пришла посмотреть, кто... Подробнее »

Лампочка, трюм, лестница

11 29 noch 29В Озерске прошел ежегодный фестиваль экспериментальных форм «Ночь в театре»

Седьмой по счету, фестиваль на сей раз прошел под слоганом ProЛюбовь. 16 коллективов из Екатеринбурга, Челябинска, Нижнего Тагила, Перми, Казани и Озерска вышли на необычные площадки в здании театра «Наш дом» и на одну ночь превратили закрытый город в бесконечное пространство.

— Мы дрались за то, чтобы играть на лестнице!

— А нам в трюме больше нравится, там industrial style.

— А мы в кармане пойдем, посидим, попробуем площадку.

Так переговариваются перед началом действа участники фестиваля. В фойе — в противовес темноте и пустынности на сумеречных улицах атомного города — веселый переполох из разыгрываемых прямо на ходу актерами театра сценок, гула пестрой публики, запаха духов, сияния люстр и бойкой торговли в буфете (особенно хорошо шел черный кофе, которым, кстати, впрок запаслись и артисты с режиссерами). В это время идет последняя подготовка на площадках — в мастерской, мансарде, трюме, кармане, лестнице, фойе и малом зале.

На часах — почти восемь вечера, и небольшую экскурсию ведут в трюм, где вот-вот начнется спектакль пермского кино-театрального объединения КТО «Черное на белом». Дорога из фойе долгая и извилистая, куда-то сильно вниз, через узкие коридоры, какие-то гримерки, залитые тускловатым светом пролеты, в которых на пути вырастают ящики с надписями «Трамвай желания» и «Дом Бернарды Альбы». Заканчивается путь внезапным поворотом в настоящий лофт — белый кирпич, яркая лампа, бетонные стены, отгороженный сеткой пульт со сложной аппаратурой, и, как венец индустриальной роскоши — низкий потолок, в который, кажется, вмонтирован огромный металлический круг с колесами и цепями. Это тот самый механизм, благодаря которому сцена и жизнь героев спектаклей иногда превращаются в карусель.

11 29 noch 28— Мы на самом дне, вот наше дно театра, наш трюм! — улыбается Андрей Сюськин, молодой актер озерского театра «Наш дом». — Отличная площадка, от зрителей до актеров рукой подать. Ночь — вообще отличное время для игры на сцене: физическое состояние расслабленное, естественное, люди раскрываются...

Через полчаса к зрителям, которых усадили вокруг бетонного пятачка тесным полукругом, вышел актер пермского театра КТО Рамис Заббаров и отыграл получасовой моноспектакль по мотивам романа Рубена Гальего «Белое на черном» — о жизни больного обездвиженного мальчика в советском детском доме. Тридцать минут непрерывного текста, на расстоянии двух метров от первого ряда. Зрители замерли, было очень тихо, правда, иногда сверху доносился шум шагов — видимо, отголоски другого спектакля, который в это момент шел в фойе или на лестнице.

— Знаете, мы с этим проектом объехали весь Пермский край, играли в селах, разных ДК. Здесь просто прекрасная площадка. И замечательный, очень чуткий зритель, причем даже не верится, что мы играем где-то в закрытом ядерном городе— сказал Рамис Заббаров после финала и аплодисментов. — Было очень комфортно, и сразу удалось настроиться на нужную интонацию, что крайне важно в моноспектакле, особенно камерном. Кстати, хочу обратиться к режиссерам и преподавателям — пожалуйста, не застраивайте актера своими интонациями, дайте ему возможность найти собственные, иначе вы убиваете артиста, его цель и миссия проваливаются сразу. А на такой площадке это сразу видно, невозможно незаметно сфальшивить, когда зритель смотрит тебе прямо в глаза.

Фестиваль не зря позиционируется как концентрат экспериментальных форм, и проводят его с восьми вечера до двух часов ночи тоже совершенно не случайно. Кстати,11 29 noch 14 ближайшим побратимом «Ночи в театре» в пределах региона организаторы считают челябинский фестиваль современного искусства «Дебаркадер» (его проводят в подвале между западной и восточной башнями областного краеведческого музея). «Ночные спектакли — способ зазвать в театр молодую публику, ведь ночь — время молодежи, — считает первый заместитель министра культуры Челябинской области Григорий Цукерман. — Фестиваль стал всероссийским, и это замечательно. Здесь каждый артист может проявить себя в любом жанре — от стендапа до моноспектакля. Тематика в этом году — про любовь. Но искусство всегда про любовь. И именно искусство в условиях закрытого города делает из толпы людей. Результаты того, что сегодня произойдет со зрителем, мы увидим, конечно, не наутро, но в перспективе это очень важно».

11 29 noch 30Необычная площадка, когда артисты играют, например, под лестницей, а зрители сидят на ступеньках — еще один способ выявить новые грани в растиражированном материале и проявить смекалку. Один из спектаклей, показанных на фестивале —ПортретПитерПробки, созданный силами челябинского театра Драмы и музея изобразительных искусств. «Музей тоже в последнее время пытается организовать собственное театральное пространство, — говорит актер драмы Вадим Долговых, исполнивший главную роль. — У них небольшой камерный зал, на 40 человек. Специально для этого зала мы сделали постановку по повести Гоголя „Портрет“. Связано с музейной тематикой, с картинами. Тут, под лестницей, очень удобно работать нашему художнику. Потому что пока я играю, Аня вокруг меня меняет мир посредством рисования, создает рисунки на экране, на фоне которого существует мой герой...»

Мир менялся 16 раз на протяжении театральной ночи: «Яма», «Моя жена — Сталин», «Чудная баба» и другие постановки сорвали аплодисменты. Кроме заявленной тематики — ProЛюбовь — у всех спектаклей была заметная общая черта: насыщенный визуальный ряд. Кому-то это удалось за счет продуманных видеоинсталляций, а у кого-то мизансцены «заиграли» просто благодаря необычной площадке. К полуночи силы не иссякли, и, подзаряженные крепким кофе, участники фестиваля дали гала-концерт в большом зале, а в половине второго пришел «Театральный рассвет», знаменующий собой закрытие.

Ксения Шумина

Добавить отзыв

Ссылки в комментариях запрещены

Защитный код
Обновить

Комментарии

Мы ВКонтакте