Юбилей спектакля

Юбилей спектакля

В рамках юбилейного театрального сезона мы начинаем рубрику «Спектакли театра». 25 октября 1997 года состоялась премьера спектакля «Персидская сирень» по пьесе Николая Коляды. Режиссер-постановщик — Заслуженный деятель искусств Казахстана Николай Воложанин.

Подробнее »

Закулисье нового сезона

Закулисье нового сезона

В субботу, в рамках двенадцатичасового марафона «День в театре», прошла пресс-конференция, посвященная открытию 70-го юбилейного творческого сезона. На вопросы представителей СМИ ответили директор театра «Наш дом» Владимир Кулик и глава Озерского городского округа Евгений Щербаков.

Подробнее »

Обыкновенное чудо на новый лад

Обыкновенное чудо на новый лад

В субботу в театре «Наш дом» открылся 70-ый  юбилейный творческий сезон премьерой спектакля «Обыкновенное чудо» по пьесе Е. Шварца. Озерчане с нетерпением ждали премьеры, все билеты были распроданы за несколько дней до показа.

Подробнее »

Все начинается с любви

Все начинается с любви

7 октября Озерский театр драмы и комедии «Наш дом» откроет свой юбилейный 70-ый сезон премьерой спектакля по пьесе Евгения Шварца «Обыкновенное чудо».

Подробнее »

С пополнением, театр «Наш дом»!

С пополнением, театр «Наш дом»!

Просим любить и жаловать – новых актеров театра "Наш дом", выпускников ЕГТИ (мастерской В.И. Двормана) - ВАСИЛИЯ КАЗАНЦЕВА И АЛЕКСАНДРУ ЕЛЬЦОВУ.

Подробнее »

kassa

Левиафан раздора. Никита Золин, театральный режиссер из Озерска - о новом фильме Андрея Звягинцева

Фильм Андрея Звягинцева «Левиафан», который в России пока еще мало кто видел, успел стать настоящей сенсацией мирового кино. Жаль только, что на фоне международных проблем это культурное событие приобрело еще и негативный политический подтекст…

Новая картина триумфатора Венецианского фестиваля 2003 года уже собрала несколько престижных европейских кинонаград, включая приз за лучший сценарий на фестивале в Каннах. А 12 января 2015 «Левиафан» стал первым в истории российским фильмом, удостоенным американской премии «Золотой глобус» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» и теперь номинирован на «Оскар». Работы Звягинцева регулярно привлекают к себе интерес западных критиков, однако столь серьезного признания российский режиссер добивается впервые.

Фильм, как и другие творения Звягинцева, обращается к вечным темам. Действие происходит в России, в маленьком городке на берегу Баренцева моря, где, как в песне Наутилус Помпилиус, бьют хвостами киты. Главный герой Николай вступает в сложную драматическую схватку с судьбой, которая обрушивает на его плечи удар за ударом. Суровые жизненные условия российского захолустья, ошеломляющий произвол власти и некий злой рок уничтожают все, во что он верил и что любил. Негнущийся русский характер искусной рукой режиссера завернут в кожу библейского мученика Иова, чью веру Господь пожелал испытать, отобрав у того все самое дорогое.

Однако натуралистичность российской фактуры в киноленте вызвала неоднозначную реакцию со стороны отечественной публики и истэблишмента. Беспощадный социальный реализм и убийственно красочные зарисовки на тему политического беспредела щекочут нервы даже самому непредвзятому зрителю. Масла в огонь, безусловно, добавляет неподдельный интерес западной и, что особенно болезненно, американской публики к картине Звягинцева. Вдобавок ко всему, происходит все это на фоне острейшей за последние 30 лет конфронтации между двумя цивилизациями. И хоть формально, кроме наличия в картине умеренного количества нецензурной лексики, претензий у министерства культуры к надежде российского кинематографа нет, в претендента на золотую статуэтку американской киноакадемии уже полетели копья. Стоит ли за остротой сюжета непоколебимая честность художника, либо талантливый режиссер поддался соблазну немного подогреть интерес западной публики и сократить себе путь к давно заслуженному международному признанию? Эту рискованную тему мы отважились обсудить с молодым и бесспорно талантливым театральным режиссером из Озерска Никитой Золиным.


Nikita ZolinНикита, предположу, что для тебя как для режиссера, хоть и театрального, более прозрачна механика творческого процесса, и ты мог бы пролить свет на некоторые вопросы, которые неизбежно возникают после столкновения с таким явлением, как Андрей Звягинцев и его кино. Какие у тебя первые впечатления от фильма?

– Соглашусь, что Звягинцев – режиссер очень самобытный, ни на кого не похожий, несущий свой очень индивидуальный посыл в каждом кадре. Его кино – это целостное, осмысленное творчество, где каждый элемент, даже если это не читается с первого взгляда, подчинен определенной логике, и когда эта логика складывается из отдельных деталей, появляется картина, грандиозная по масштабности смысла. Именно этот фильм запомнился честной, точной до мелких деталей игрой актеров и очень умело выстроенным сюжетом. В число исполнителей главных ролей попали Алексей Серебряков, Владимир Вдовиченков и невероятно органичный в роли «мэра» Роман Мадянов, что уже говорит само за себя. Хотя подбор актеров у Звягинцева происходит всегда через пробы. Это процесс творческий и, невзирая на авторитеты, в фильме снимается тот артист, кто «попадает» в роль. Что же касается сюжета, он постоянно держал в напряжении. Иногда тот или иной эпизод наводил на мысль, что будет некое стандартное развитие темы, однако сюжет постоянно уходит от стереотипных решений, что делает невозможным предугадать его развитие.

– Был ли, на твой взгляд, у режиссера умысел сделать фильм провокационным, заострить социально-политическую тематику в угоду западному зрителю?

– Ответить наверняка на этот вопрос, конечно же, нельзя. С одной стороны, режиссер не может не понимать, когда он делает нечто, что выводит зрителя из равновесия. И, вероятно, Андрей Звягинцев, как человек талантливый и опытный, не мог не предвидеть замешательства со стороны российского зрителя. С другой стороны, все фильмы Андрея Петровича достаточно «острые», он снимает очень честно, бескомпромиссно, как видит. В «Левиафане» критика коррумпированного чиновничества и продажной церкви (подчеркиваю, не религии), проведена довольно жестко, но она не является главным лейтмотивом фильма. Кроме того, если разобраться, ничего такого, что невозможно представить в реальной жизни, я в фильме не увидел.

– Но, тем не менее, столь резкая критика власти в контексте мирового политического кризиса выглядит не слишком патриотично?

– Давайте вспомним, что съемки фильма проходили в 2013 году, а сценарий писался и того раньше. В то время общий фон проблемы был несколько другим. Если говорить о социально-политической почве, то я бы, скорее, ассоциировал эту ленту с тогдашней волной протестного движения в России – «марши несогласных», «синие ведерки» и тому подобное. В образе «мэра» угадываются настроения того времени, это было бы актуально, но совершенно не скандально, выйди фильм в 2013-й. Я могу привести пример из жизни театра. У нас пару лет назад ставился спектакль «Дело», который как раз был полностью посвящен тематике чиновничьего произвола. Остросоциальная тематика нас немного пугала, поскольку озерский зритель в массе консервативен, но спектакль мы сделали. На премьеру собралось очень много бывших чиновников озерской администрации. И в антракте можно было увидеть, как они, собираясь в группы, живо обсуждают пьесу. Спектакль имел успех, и сами же представители власти отнеслись с юмором к этой нашей затее. И это нормально.

– Андрей Звягинцев на пресс-конференции в Каннах рассказал, что история, вдохновившая его на создание фильма, заимствована из реальной жизни, и произошла она в США, а не в России. Как тебе кажется, этот фильм все-таки о русских или это некая универсальная абстракция?

– Прежде всего, я вижу здесь трагедию человека, поиск им решения его экзистенциальных проблем. Сам режиссер говорил, что это могло произойти где угодно, в любой точке мира. Не думаю, что в Америке нет проблемы коррупции, и пьют люди во всем мире. Просто Звягинцев, сняв эту историю на близкой ему русской натуре, изобразил все именно так, как это произошло бы именно у нас.

– Если будет «Оскар», как ты думаешь, не воспримут ли это как политический шаг со стороны американской киноакадемии, то есть поощрение западом критики и даже самокритики российского образа жизни?

– Предпосылки для этого есть, и, может быть, какая-то часть российской аудитории негативно воспримет и сам фильм, и то отношение, которое сформировалось к нему на западе. Но мы можем вспомнить историю режиссера Андрея Тарковского. Его фильмы в брежневское время воспринимались как крамола, и ему пришлось даже эмигрировать в какой-то момент. Но когда мы смотрим эти ленты уже в наше время, то с трудом понимаем, что именно могло не понравиться власти в этих картинах. Искусство обычно стоит выше сиюминутных политических контекстов, и было бы неправильно воспринимать его именно в этом ключе.

Надеюсь, со временем контуры теории заговора применительно к Андрею Звягинцеву рассыпятся – и мы будем просто наслаждаться «Левиафаном» как гениальной лентой выдающегося российского мастера кино. Искренне желаю создателям фильма обрести золотую статуэтку, а российскому искусству – найти дорогу на запад, поскольку именно так может осуществляться диалог культур и только так мы можем научиться понимать друг друга.

Добавить отзыв

Защитный код
Обновить

Комментарии

Мы ВКонтакте